Факторинг начал импортозамещение

18.03.2021 13:00
Компании в материале: ВТБ Факторинг 

За 37% роста портфеля факторингового рынка стоят крупные сделки в «нефтянке», машиностроении и металлургии. Факторинг только начал встраиваться в цепочки поставок российской промышленности, поэтому 1 трлн рублей портфеля — не предел.

Российский факторинг преодолел очередной психологический барьер — по итогам 2020 года объем принятого кредитного риска по договорам факторинга (портфель) превысил 1 трлн рублей. Такие данные приводит Ассоциация факторинговых компаний (АФК) в статистическом обзоре. Год назад участники рынка осторожно прогнозировали взятие этой высоты, но в то, что она станет близка в 2021 году, вместившем нефтяной кризис, девальвацию рубля и пандемию, никто не верил еще в ноябре 2020-го. Однако только за четвертый квартал 2020 года совокупный измеряемый портфель рынка вырос на 377 млрд рублей, до 1105 млрд. Темп роста портфеля за квартал (+52%) также стал рекордным за последние шесть лет измерений.

Еще один рекорд года — рост доли факторинга в ВВП России до 4,03%, что совпало до десятых с показателями для всей мировой индустрии (4,05%), приведенными в расчетах международной факторинговой ассоциации FCI. Этот случай не должен смущать аналитиков, прогнозирующих траектории роста: европейский факторинг с его долей свыше 11% в ВВП Евросоюза еще долго будет великой целью для рынка не только России, но и многих стран с развитой экономикой.

По оценкам АФК, в 2020 году оборот российского рынка факторинга превысил 4,3 трлн рублей, однако это достижение будет нивелировано падением курса рубля, поэтому не окажет существенного влияния на позиции России в мировых показателях, которые предстоит агрегировать FCI к лету 2021 года.

Зато в ушедшем году, наконец, получен ответ на вопрос о причинах высоких темпов роста российского факторинга — в нем становится всё больше Supply Chain Finance (SCF), ветви коммерческого финансирования, показавшей сопоставимые 35% роста в 2020 году.

Есть куда расти

Большинство крупнейших участников российского рынка факторинга нарастили объемы принятого кредитного риска и финансирования, выплаченного клиентам в 2020 году.

Также в «зеленой зоне» находится динамика роста клиентской базы лидеров рынка — по итогам 2020 года, число активных клиентов российских факторов выросло на 13% (при сопоставимой методике определения). Отдельные исключения можно отнести как к результатам антикризисных мер по повышению качества портфелей, принятых самими факторами, так и к результатам конкуренции за клиентов с коллегами — в анкетах факторов из 9,4 тыс. компаний, получивших факторинг в 2020 году, 3,2 тыс. указаны как принятые на обслуживание впервые.

Еще один статистический казус — сближение числа клиентов и дебиторов (10 тыс. компаний по итогам 2020 года) в совокупных показателях рынка свидетельствует об усилении так называемой дебитороцентричной модели принятия кредитных рисков: на факторинговое обслуживание активнее привлекаются новые поставщики ограниченного числа дебиторов, а не новые дебиторы (покупатели) существующих клиентов. Сформированная на этих принципах клиентская база быстрее получает доступ к расширенным лимитам, что отражается на росте объема средней профинансированной поставки: по итогам 2020 года он вырос с 279 до 343 тыс. рублей.

Другой причиной роста этого показателя (и объемов рынка в целом) в 2020 году стали крупные долгосрочные контракты на факторинговое обслуживание по реверсивной или агентской модели, к реализации которых привлекаются факторы-лидеры. Инициаторами таких контрактов выступают уже не только международные и российские частные компаний из нефтегазовой, металлургической и нефтехимической промышленности. Крупнейший контракт на 165 млрд рублей в ноябре 2020 года с семью лидерами рынка факторинга заключила одна из государственных монополий — РЖД, а кварталом ранее российские автопроизводители благодаря Постановлению правительства России получили возможность использовать факторинг при поставках автомобильной техники для государственных нужд с компенсацией части факторинговой комиссии.

Крупные сделки правят бал

Насколько это отразилось на отраслевой структуре портфеля рынка? Многолетний паритет обрабатывающего и торгового секторов сменился доминированием промышленности с двукратным отрывом. Сопоставление распределения долей макроотраслей в структуре ВВП России за 2020 год от Росстата, в портфеле банковских кредитов нефинансовым организациям на 1 января 2021 года от ЦБ РФ и в портфеле рынка факторинга на 31.12.2020 от АФК показывает, что отраслевая структура факторинга, по содержанию все предыдущие годы повторявшая распределение в структуре ВВП, по итогам 2020 года сменила траекторию и приблизилась к отраслевой структуре корпоративных кредитов.

В комментариях к статистике АФК участники рынка неоднократно упоминали и продолжают упоминать эффект «каннибализации», при котором различные финансовые продукты конкурируют друг с другом за кредитный риск ограниченного круга клиентов, выбирающих лучший продукт исходя из собственных стратегических предпочтений или особенностей момента. При этом выборе решающим критерием не обязательно становится стоимость или опыт использования продукта — скорость совершения сделки, гибкость схемы предоставления ликвидности и лимитной политики на коротком отрезке времени способны стать определяющими конкурентными преимуществами в пользу нового и чуть более дорогого продукта.

Но вероятность того, что набор приоритетных отраслей в полной мере раскрывает причины уверенного роста факторингового портфеля в 2020 году, нельзя рассматривать иначе, чем гипотезу, нуждающуюся в подтверждении несколькими волнами исследований. Особенно если учитывать, что портфель корпоративных кредитов банков за тот же 2020 год вырос на 13%, до 37 трлн рублей.

Детальный анализ отраслей, представленных в портфеле респондентов, показывает, что прорыв обрабатывающих секторов обеспечили клиенты, занятые в производстве машин и оборудования, где с января по декабрь 2020 год а портфель вырос с 33 до 105 млрд рублей, а также в химической и нефтехимической промышленности — рост портфеля за тот же период с 30 до 93 млрд рублей. Из торговых секторов в лидирующей группе держится отрасль бытовой техники и электроники с портфелем 61 млрд  рублей, просевшим на 13% на 12 месяцев. Зато хорошие результаты за 2020 год  продемонстрировали в портфеле рынка такие отрасли, как «обеспечение электроэнергией, газом, паром» (+97%, до 52 млрд рублей) и «транспортировка и логистика» (+93%, до 42 млрд рублей). Очевидно, что результаты 2020 год а в разрезе отраслей свидетельствуют о новом тренде российского факторинга.

Международная разморозка

Важный тренд, как отмечается в обзоре АФК, возник в результате консенсуса самих участников рынка: при определении объема международных операций по итогам 2020 года впервые были запрошены данные об участии факторов в финансировании закупок российских импортеров (реверсивный или прямой импортный факторинг). До третьего квартала прошлого года импортные сделки учитывались только в рамках двухфакторной модели FCI, при которой российский импорт-фактор выдавал зарубежному коллеге экспорт-фактору поручительство за российского клиента-покупателя. Уточнение состава реализуемых видов международного факторинга привело к росту доли данных сделок в совокупном портфеле рынка до 4,0% против 0,8% по итогам 2019 года, а число факторов, реализующих экспортное и импортное финансирование, оказалось идентичным — по 10.

Недооцененный международный бизнес и в предыдущие годы рос опережающими темпами, отталкиваясь от низкой базы, однако значимых долей в портфеле или выплаченном финансировании рынка факторинга не занимал. В 2020 году началась пандемия, она пришла вслед за кризисом доверия в международной торговле из-за торговых войн с участием стран — лидеров мировой экономики, брекситом и стагнацией двухфакторного международного факторинга. И хотя напрямую изменить положение российских факторов, работающих с участниками ВЭД, эти события вряд ли могли, именно в 2020 году растущему количеству кризисов был найден качественный ответ — прямое финансирование импорта.

Выход на рынок международного финансирования в кредитном лимите покупателя оказался вопросом времени, которое заняла адаптация реверсивных моделей внутреннего факторинга для ВЭД. Подобное, например, чрезвычайно распространено в европейском факторинге — единое экономическое и валютное пространство позволяет фактору из Франции финансировать закупки компаний-соотечественников из любой страны ЕС, в том числе через прямые договоры факторинга с поставщиками. Для России адаптация данной практики актуальна в рамках Евразийского экономического союза. Например, в обзоре АФК за 2020 год Московский кредитный банк прямо указывает на наличие активных клиентов в Казахстане и Белоруссии. Однако основные объемы нового бизнеса, связанного с импортом, не ограничиваются соседними странами и расчетами в рублях.

SCF: эволюция вместо революции

Сопоставление двух ключевых трендов рынка факторинга — увеличения доли промышленности в портфеле и развития международных сделок в лимите покупателя — позволяет констатировать, что к 2020 году на факторинговой базе вырос новый комплексный финансовый инструмент — финансирование цепочек поставок (в оригинале — Supply Chain Finance, SCF).

Как и многие инновации, SCF пришел на российский рынок с опозданием на несколько лет и до недавнего времени не оказывал существенного влияния на измеряемые показатели рынка факторинга, ставшего, как и во всем мире, ключевым проводником SCF в бизнес-практику. Прохождение через кризисы 2020 года показало не только преимущества SCF перед традиционным банковским финансированием, но и основную причину, мотивацию включения этого финансового инструмента в деловой оборот. Это бесперебойность цепочек поставок!

В острые фазы кризисов SCF становится альтернативой в первую очередь инвестициям. Размышлять о развитии в период пандемии могут только ее прямые бенефициары, которых меньшинство. Большинство думает о том, как сохранить статус-кво, чтобы товары и услуги продолжали оборот и этот оборот оперативно, по требованию, финансировался. Источник этого финансирования за рубежом — беспрецедентные программы количественного смягчения (QE), т.е. печатный станок, включенный на полную мощность. В России это избыточная ликвидность, абсорбировать которую стагнирующая экономика посредством банковской системы оказалась не в состоянии.

Как результат еще осенью на факторинговых саммитах обсуждались проценты падения рынков, но по итогам 2020 года, как сообщает FCI, мировой оборот SCF увеличился на 35%! Бесперебойность стала кумиром 2020 года. Помог и брексит, показав, как политическое решение обрубает создававшиеся годами цепочки поставок и с каким эффектом для ее звеньев.

На другом конце спектра заморозки инвестиций оказались спекуляции на финансовых рынках, и не только. Как в 1997 году директору отечественного завода было выгоднее покупать ГКО, чем новый станок, так в 2020 году избыток ликвидности разгонял стоимость биткойна и акций рандомно выбранных эмитентов из третьего эшелона.

Если проанализировать российский опыт 2020 года, то можно констатировать: до звеньев цепочек поставок дошел тезис, что факторинг — это не кредит, что рост оборотов и прибыли для факторинга — не ковенанты, что важно только бесперебойное движение. Даже если это движение по кругу. Доступность ликвидности через SCF определяет наличие выручки, в том числе потенциальной. Инвестиционные кредиты для обновления или модернизации производств, внедрения новых технологий и продуктов понадобятся, когда кризис закончится. А он рано или поздно закончится. Для выбравших SCF нынешний кризис, очевидно, закончится раньше и лучше.

Антон Мусатов, генеральный директор «ВТБ Факторинг»

По итогам 2020 года портфель компании «ВТБ Факторинг» вырос на треть и превысил 335 млрд рублей. Основной рост пришелся на группу отраслей в составе обрабатывающих производств (+ 80 млрд рублей, или на 108% год к году) за счет финансирования новых проектов в областях машиностроения, химических и нефтехимических производств и добычи полезных ископаемых (+54,3 млрд рублей). Далее следуют транспорт и логистика (+27,7 млрд рублей), строительство (+10 млрд рублей). Портфель в оптовой торговле снизился на 28%, но это связано не столько с оценкой риска, сколько со стратегической ориентацией «ВТБ Факторинг» на работу с крупными промышленными системно значимыми предприятиями федерального значения. В 2020 году около 90% системообразующих предприятий в роли заказчиков или поставщиков финансировалось в «ВТБ Факторинг». А доля оптовой торговли в нашем портфеле планомерно снижалась с 90% в 2010 году до 14% в 2020-м.

Исторически «ВТБ Факторинг» ориентировался на работу с крупным бизнесом, что отражалось и на средней сумме профинансированной поставки — около 1–1,3 млн рублей. Но с развитием цифровизации факторинга и более активным использованием мультифакторных платформ для финансирования подрядчиков и поставщиков мы смещаем акцент на работу с поставщиками малого и среднего бизнеса. Поэтому средний чек постепенно может снижаться, кроме отдельных точечных крупных сделок, когда сумма поставок измеряется сотнями миллионов или миллиардов рублей.

Мы ожидаем, что рынок сохранит ранее заданный темп. Группа компаний «ВТБ Факторинг» намерена и далее развивать зарекомендовавшие себя продукты коммерческого финансирования — безрегрессный факторинг и программы финансирования поставщиков (Supply Chain Finance). Также мы будем предлагать новые решения для управления оборотным капиталом и материальными активами (Asset-based-lending (ABL) и инвойс-дискаунтинг (invoice discounting)), открывать новые рыночные ниши. На горизонте пяти лет объем рынка факторинга может утроиться и превысить 3 трлн рублей.

Источник: Банковское обозрение Дмитрий Шевченко, Исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний



Нужен факторинг? Заполните форму и специалист подберёт решение!

Сервис от сертифицированного партнёра Factorings.ru, нажатие кнопки "Отправить заявку" подтверждает ваше согласие с условиями передачи данных.



© 2007—2022 Factorings.ru, factoring@factorings.ru

Реклама   Обзор новостей     Статьи и аналитика     Все о факторинге     Каталог факторинговых компаний     Онлайн-заявка на факторинг     FAQ